Меню:
История
Новости
Публикации в газетах
Документы
Фото
Наши победы
Пишите нам




Ставрополье: куда идем?

 К настоящему моменту федеральная и местная пресса уже создала достаточно обширное информационное поле о прошлой и настоящей деятельности А. Хлопонина. Заработал сайт skfonews.ru, происхождение и «группу политической крови» которого пытается выяснить газета «Северный Кавказ» (№18-19) и неравнодушные к судьбам региона россияне.

Имидж молодого, энергичного полпреда, финансово не зависимого от системы взяток и «откатов», выстроенной коррумпированной элитой субъектов округа с аналогичными партнерами из Москвы, внушает определенную симпатию. Но информационных панегириков в честь Хлопонина, носивших анонсный характер, становится все меньше. Его обещания привлечь обильные инвестиции входят в противоречие с реалиями.

Террористическое преступное сообщество Кавказа лесного и городского типов продолжает оказывать противодействие попыткам полпреда перевести свою деятельность преимущественно в экономический сектор, где Хлопонин, безусловно, чувствует себя уверенней. После официальных визитов полпреда в ряд республик в них не становится спокойнее.

На встречу Хлопонина с казаками бандиты ответили убийством кизлярского атамана. 26 мая, устроив взрыв с многочисленными жертвами в Ставрополе, они демонстративно включили край в свой кровавый террористический округ раньше, чем полпред приехал поговорить об экономике.

В интервью «Российской газете» Хлопонин заявил, что «…организованные преступные группировки, занимающиеся переделом собственности, сейчас пытаются «работать» на Северном Кавказе под маской терроризма и религиозного экстремизма». То есть - без определенной идеологии. Другой точки зрения придерживается заместитель полпреда, кавказский ветеран и бывший силовик А. Еделев.

По сообщению ИТАР-ТАСС, 3 июня в Пятигорске, ссылаясь на мнение коллег из силовых структур, он заявил прессе, что прогнозирует активизацию террористической деятельности в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии со стороны возвращающихся из-за рубежа потока мигрантов, как раз подверженных идеям «абсолютно жесткого, фундаменталистского», то есть исламского радикализма.

4 июня на совещания руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов государств-партнеров ФСБ России в Екатеринбурге еще более жесткую позицию занял директор ФСБ России А. Бортников. Главный чекист страны заявил, что возглавляемое им ведомство располагает информацией о намерении террористов сорвать Олимпиаду в Сочи в 2014 году.

По мнению автора издания «The Toronto Star» (цитируем газету «Южный Федеральный»), никогда еще место проведения Олимпийских игр не располагалось в столь враждебном окружении. Помимо проблем экологического характера и неприемлемых условий работы на олимпийских стройках, недавние теракты показали, что есть еще одна насущная проблема, которая может помешать проведению Олимпийских Игр-2014 - это терроризм (стоит ему переместиться на южную сторону Кавказского хребта).

В публикациях экспертов по российскому Кавказу уже появились нотки некоторого раздражения по поводу того, что аппарат полпреда А. Хлопонина никак не реагирует на их рецепты по социально-экономическому обустройству Северного Кавказа. Можно предположить, что отсутствие обратной связи с экспертным сообществом у аппарата Хлопонина обусловлено тем, что в нем самом пока не выработана единая стратегическая линия.

Кроме того, новым сотрудникам полпреда, пребывающим на Кавказ из Москвы и Красноярска, предстоит пройти традиционный путь от полной уверенности в том, что до них в регионе работали непрофессионалы, до понимания того факта, что политической жизни нового состава полпредства может не хватить для достижения конкретных результатов. На Кавказе хорошо помнят грандиозный проект очередного полпреда В. Яковлева по строительству железной дороги на северной стороне Большого Кавказского хребта (стоимостью в 400 миллиардов рублей).

Тем не менее, по заявлению А. Хлопонина, в июне с. г. должна быть разработана и доложена на самом высоком уровне та самая новая хлопонинская Северокавказская экономическая политика по «турецкому типу» («ХлопНЭП») до 2020 года. Ее обнародование позволит понять принципиальную новизну экономических и социальных программ Хлопонина по решению северокавказских проблем и их отличие от предыдущих экономических программ, принятых по региону, включая почившую Федеральную целевую программу (ФЦП) Юга России.

А пока А. Хлопонин может располагать добротным базовым документом - докладом, подготовленным под руководством его нынешнего политического шефа - зампреда российского правительства Д. Козака в бытность того полпредом в ЮФО. Этот доклад широко обсуждался в прессе, но, к сожалению, ничуть не потерял своей актуальности. Скорее, наоборот.

Его суть - смесь пессимизма и бессилия федеральных властей - сводилась к следующему. Сколько ни выделяй в республики Северного Кавказа федеральных денег - жернова чудовищной клановой коррупции оставят от них облако пыли, которая мешает нормально дышать значительной массе экономически активного населения и громко скрипит на зубах остального недовольного населения республик!

Да еще эхо от этого скрипа усиливается в горах, когда они покрываются «зеленкой». Далее это самое экономически активное население, вслед за оттоком русских, не имеющих защиты ни по законам гор, ни по законам государства, уезжает во внутренние регионы России. За этот относительно честный аналитический доклад либеральная пресса до сих пор называет Дмитрия Николаевича наиболее эффективным управленцем в регионе.

К чести Козака, он прекрасно осознавал, что процесс создания рабочих мест в республиках Северного Кавказа, переживающих демографический рост, - только одна из первостепенных задач, решение которой напрямую не ослабит влияние нетрадиционного радикального исламского духовенства на молодое поколение кавказцев в условиях общероссийского идеологического сиротства.

Кроме того, Козак в своем докладе показал как одну из серьезных угроз национальной безопасности страны дерусификацию региона.

После ухода Козака, создавшего в Карачаево-Черкесии два новых национальных района - Абазинский и Ногайский, и после обретения независимости Абхазией и Южной Осетией регион испытывает резкий рост влияния этнического фактора на социально-политические процессы в регионе. Общественные национальные организации кумыков, балкарцев, лезгин устраивают протестные акции и засыпают федеральные органы власти различными обращениями о необходимости автономизации их этносов.

Местные и международные инициативы черкесов о создании из них в России нового этнического территориального образования и признания их геноцида во времена Кавказской войны стали настоящей головной болью федеральной власти накануне сочинской Олимпиады. Несколько дней назад черкесы потребовали создания автономной области на правах республики в составе Российской Федерации.

И это несмотря на то, что президент Карачаево-Черкесии Б. Эбзеев, отступив от своих заявлений о приоритете профессионального перед этническим, фактически уступил их требованиям и сменил руководителя правительства КЧР грека Кайшева на черкеса. Жесткое этническое квотирование на большие и не очень большие должности в республиках Северного Кавказа является реальным механизмом формирования управленческой элиты и связано со многолетними традициями взаимоотношений северокавказских этносов.

Реальная этнополитическая ситуация в регионе показывает, что в процессе практической моноэтнизации Чечни и Ингушетии и образования полуторамиллионного вайнахского анклава затрещала по швам академическая теория «общегражданского россиянства», по которой русские лишались своей национальной идентичности. Президент страны Д. Медведев был вынужден признать проблемы северокавказского региона как главную угрозу безопасности страны.

А 19 мая 2010 года на встрече с правозащитниками Дмитрий Анатольевич официально обозначил еще одну проблему - проблему сохранения русского населения в республиках Северного Кавказа. Актуальность задачи понимается на самом высоком уровне, только механизм реализации неясен.

Очевидно, что выполнение этой государственной задачи правозащитникам явно не по плечу, да и у многих из них слово «русский» до сих пор ассоциируется с красно-коричневым оттенком отечественного политического спектра. С момента образования Северо-Кавказского федерального округа русский вопрос на Кавказе приобрел принципиально новое измерение.

Социологические опросы показали, что включение Ставропольского края в состав СКФО как единственного русского субъекта отрицательно воспринято населением края, прежде всего его русским большинством. И не только русским. «Новая газета» (№57 с. г.) в статье «Власти сами делят нас на этнические группы» привела следующее высказывание представителя Дагестана в крае Абдулы Омарова: «Федеральный центр допустил ошибку, так округа не создают. Если вы не проводите референдума, то хотя бы проведите информационную подготовку в СМИ».

И дальше «Новая» пишет, что после создания округа в городе возникла идея учредить Русскую Ставропольскую Республику, где русские должны быть «титульным народом». Обращение славянских и казачьих организаций по поводу образования такой республики было опубликовано в газете «Северный Кавказ» и сейчас обсуждается на 350 сайтах на Ставрополье, в Санкт-Петербурге, Москве, Воронеже и других городах России.

Требование равного с соседними республиками конституционного статуса Ставропольского края вызывает в большинстве случаев понимание среди участников дискуссии, а в крае проходит сбор подписи под обращением. Руководство Ставрополья делает вид, что ничего не происходит, но рано или поздно перед президентом страны, его полпредом в СКФО и законодательными органами будет поставлен вопрос:

являются ли русские равноправным народом в Северо-Кавказском федеральном округе с собственным правовым статусом, и каковы гарантии государственной поддержки «северокавказских» русских, в которой они на сегодняшний день нуждаются (как и другие народы Северного Кавказа)?

Приведенные ниже цифры не требуют комментариев. При положительном ответе на поставленный вопрос появляется надежда, что русское население Ставропольского края будет равноправным участником экономических программ, а не резервной территорией, страдающей от различных политических, экономических и военных экспериментов в ходе их реализации в соседних республиках.

В первую чеченскую различными эмиссарами предпринимались попытки втягивания его гражданского населения в вооруженное противостояние на территории Чеченской Республики путем создания незаконных вооруженных формирований из представителей казачьих организаций. В 1995-96 гг. с большим трудом удалось предотвратить вооруженное противостояние между жителями Курского района и соседнего Наурского района Чечни. Но с еще большим трудом удалось не поддаться чувству мести после нападения банды Басаева на Буденновск.

Новейшая история Ставрополья хранит несколько принципиальных эпизодов применения двойных стандартов по оценке федеральным центром действий руководства Ставрополья и его соседей. После рейда банды Басаева на Буденновск в 1995 году со своих постов были сняты губернатор Е. Кузнецов и начальник ГУВД края генерал В. Медведицкий. После нападения же бандитов Радуева на Кизляр руководство Дагестана было награждено орденами и медалями.

По мнению ряда краевых экспертов, после ухода Е. Кузнецова со своего поста наблюдается период стагнации в социально-экономическом развитии края. При нем было начато с нуля строительство и по сей день единственного нового завода на территории края - завода по изготовлению стеклотары. Уже в 1993 году стало ясно, что Ставрополье, граничащее с большинством республик Северного Кавказа, оказалось в розе ветров межнациональных отношений и начало выполнять в регионе миротворческие функции.

Пятигорск стали называть Северокавказской Женевой. Именно тогда в крае родился лозунг «В СССР - Ростов, в России - Ставрополь», так как уже было понятно, что индустриальный Ростов идет по своему пути развития, отличном от его южных соседей.

Но, видимо, выдержку и государственную дисциплину, проявленную ставропольцами в первую чеченскую, в Москве посчитали за слабость. В 1998 году при разработке Концепции государственной национальной политики Российской Федерации на Северном Кавказе под руководством тогдашнего вице-премьера федерального правительства Р. Абдулатипова русское население в ее тексте было искусственно разделено с казачеством, но при этом ни казаки, ни русские не получили в концепции полноправного статуса народов Северного Кавказа.

Кроме того, сама идея концепции заключалась в том, что проблемы «бедных гор» необходимо решать за счет «богатой равнины», которая, по мнению разработчиков, начинается с территории Ставрополья. Научное сообщество Ставропольского края проявило в тот период редкую консолидированность и дало отрицательную экспертную оценку абдулатиповской концепции. Экспертное заключение ставропольских ученых, опубликованное в одном из сборников, издающихся в Администрации Президента, решило судьбу концепции.

Она не получила статус государственного документа. Символично, что окончательное обсуждение концепции происходило в конференц-зале администрации Кавказских Минеральных Вод - нынешней резиденции полпреда Хлопонина. И сейчас, через 12 лет, вопрос о правовом положении русского человека, живущего бок о бок с народами, имеющими в стране конституционный статус, более чем актуален.

Русские в этих республиках - как прожилки у зеленого кавказского листа. Места занимают немного, но если эти прожилки перерезать, судьба листа предрешена (как ни пытаются убедить в обратном кавказскую молодежь различного рода проповедники, рядящиеся в религиозные одежды). Интересно, как исламские радикалы объясняют тот факт, что после оттока из республик Северного Кавказа «имперских» русских температура межэтнического противостояния между отдельными мусульманскими народами в регионе доходит до критической отметки?

Концепция Р. Абдулатипова на федеральном уровне не прошла, но ее идеи и по сей день являются руководством к действию полукриминальных этнических кланов по захвату выгодных экономических ниш в экономике Ставропольского края при негласной поддержке отдельных продажных русских краевых чиновников и депутатов.

Подобная политика, точнее ее отсутствие, ведет к социальному расслоению населения края не только по имущественному, но и по этническому признаку, и это приводит к конфликтам, принимающим характер этнического противостояния. Такая ситуация долго продолжаться не может, потому что русское население Ставрополья после включения края в СКФО чувствует угрозу самому факту своего пребывания на земле предков.

Еще свежи воспоминания исхода русских из Чечни и Ингушетии. Но пока в правительстве и депутатском корпусе края не нашлось людей, которые внятно и аргументированно поставили бы вопрос о правовом статусе русского населения в связи с образованием СКФО.

Молчат и политические отделения политических партий. И тогда слово и дело остается за совсем молодыми русскими псевдопатриотами, рисующими фашистскую свастику, а также членом Общественной палаты РФ правозащитником А. Бродом, неоднократно обзывавшим Ставропольский край одним из самых ксенофобских в стране. Край, в вузах которого более 50% студентов - выходцы из сопредельных республик.

Край, вузы которого заключили партнерские отношения с высшими исламскими учебными заведениями Махачкалы, Нальчика и Грозного и печатают для них учебную и методическую литературу. Край, имеющий дотационный бюджет, но ставший через полукриминальные экономические схемы фактическим финансовым донором для республик, где зерно не выращивают, но торгуют ставропольским как своим.

Край, где на рынках рядом торгуют азербайджанцы и армяне, осетины и ингуши ведут совместный бизнес, где чеченцы и дагестанцы позволяют себе роскошь устроить между собой драку. На каждом шагу врожденный интернационализм русских подвергается новым испытаниям.

После вхождения края в СКФО усилилось манифестное поведение молодых джигитов из соседних республик, которые даже в страстную пятницу Великой Пасхи плясали лезгинку, ничуть не считаясь с православными религиозными традициями. Трудно себе представить подобное поведение со стороны русской молодежи в Махачкале или в другой республиканской столице, где такая молодежь еще осталась...

В Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ингушетии имеются программы по возвращению и сохранению русского населения, но они реально не работают. На сайте skfonews.ru опубликовано большое интервью с известным кавказским политологом Д. Халидовым о судьбе русского населения региона. Интервью интересное и глубокое. Но даже этот настоящий и последовательный патриот России говорит о русских как о некоренном населении Северного Кавказа, то есть населении, обладающем как бы вторичными правами после коренных или автохтонных народов. Видимо, только создание Ставропольской Русской Республики позволит «северокавказским русским» обрести равноправный экономический и этнополитический статус в СКФО.

О юридических механизмах создания такой республики пойдет разговор в отдельной статье, но следует особо отметить, что в электронных СМИ уже выложена информация о проекте учредительных документов по созданию Черноморской области на территории Краснодарского края. Видимо, процесс современного региогенеза пошел, а импульс ему придает появление самого СКФО.

                                                                                                                                                                         Иван Попов

E - mail: admin@protestkom.ru

Опрос
Вопрос?
Да, полностью
Да, частично
Нет
Воздерживаюсь


Внимание:
Насколько граждане сами себя уважают, настолько они способны изменить жизнь к лучшему.


Независимые СМИ помогут решить наши проблемы! Участвуйте в сборе средств на газету "Чистый воздух".


Возродим территориальное общественное самоуправление (ТОС) в городе Ставрополе!


Русской Ставропольской Республике быть!


МАЯТНИК ФУКО в Казанском соборе Ставрополя




© 2005-2016 Ставропольский городской Протестный Комитет.